Чехословакия - шестнадцатая республика ссср? Чехословакия: на какие страны распалась? В каком году чехия стала независимым государством.

Чехословакия - шестнадцатая республика ссср? Чехословакия: на какие страны распалась? В каком году чехия стала независимым государством.

Слово преподавателю Карлова Университета, профессору Яну Рыхлику.

Ни в коем случае так сказать нельзя. Это было не так. Конечно, что касается внешней политики и обороны, то социалистическая Чехословакия полностью подчинялась Советскому Союзу, это однозначно. Но ежедневная, будничная жизнь здесь протекала по-другому. Стиль жизни сильно отличался.

Гаянэ Хановой, российской журналистке, довелось регулярно приезжать в Чехию 80-х годов. И она категорически не согласна с тем, что социалистическая Чехословакия и Советский Союз были одна и та же страна.

Если вы хотите знать правду, то мы жили в рамках одной системы, но это категорически не было одно и то же. У нас, в Советском Союзе, эта история была кровавой и семидесятилетней, у вас это было всего лишь сорок лет, сохранилась частная собственность, поэтому и сознание у вас было совершенно другое. Я говорю не о номенклатуре и слое идеологических работников, а о нормальных людях. Мне кажется, разница была колоссальной. Я это в Праге ощущала.

Но все же, в чем такая большая разница? Неужели Чехословакия была в чем-то свободнее?

Нет, не свободнее. Внешне чехи себя вели очень осторожно. Конечно, пока не начались известные события. Русские тоже вели себя осторожно, свобода была и в одной стране, и в другой только на кухнях. А так всегда оглядывались, у свободолюбивых разговоров ведь могли быть последствия.

Значит, и там, и там, можно было свободно говорить только на кухнях, идеология была одинакова, у власти были коммунисты, которые повторяли те же самые слова, те же самые лозунги. Маркс, Энгельс, Ленин, рабочий класс, революция, мир во всем мире. Все это знали наизусть, только у нас эти слова произносили по-чешски. Тогда в чем разница? Ян Рухлик считает, что идеология была одинакова, но практика была другая. Но основная разница была в уровне жизни. Чехословакия была все-таки до войны богатой страной, ничуть не отстающей от Западной Европы. При социализме она, конечно, сильно отстала от той же Австрии, но Советский Союз по уровню жизни все-таки опережала. А материальная сторона влияет и на общественное сознание, и на атмосферу в обществе.

Уровень, и главное, стиль жизни были другими. Почему? Чешское общество – это мещанское общество. И это очень хорошо. Любимый коммунистами рабочий класс не является типичным представителем чешского общества. Средний класс у нас был очень сильным еще с XIX века, еще со времен Австрийской империи. На самом деле у нас уже долгое время никто не боялся за свое выживание в материальном плане. Уничтожить эти традиции было практически невозможно. Наших рабочих даже коммунисты иногда называли рабочей аристократией. Эти люди по стилю жизни не сильно отличались от среднего класса. Таким образом, я считаю, что чешское общество сильно отличалось от советского своим социальным составом. Но в Прибалтике была другая ситуация, близкая к чешской.

Здесь получается одна неувязка. Если чешское общество такое мещанское, прямо таки генетически мелкобуржуазное, как можно объяснить, что именно чехи (в отличие от других народов Центральной и Восточной Европы) выбрали себе коммунизм добровольно? Напомним, что в 1946 году компартия победила на свободных, демократических выборах. Окончательно и бесповоротно коммунисты захватили власть в феврале 1948, но победа на выборах была все-таки важнейшим шагом на пути коммунистов к власти. Мещанская Чехия должна была быть защищена от привлекательности коммунистической идеологии…

Вы правы. Однако обратите внимание на следующее: когда коммунисты в 1946 году выиграли выборы, они выступили с лозунгом, что мы построим НАШ социализм. Они говорили об особенном чехословацком пути к социализму. Они обещали, что будут учтены все традиции. До 1950 года они даже заявляли, что если Томаш Масарик (первый президент Чехословакии) был бы жив, то он бы поддерживал коммунистов. Это, конечно, глупость, но они так говорили. После Второй мировой войны были популярны идее о том, что надо построить новый мир, чтобы никогда больше не было войны. Говорилось о социальной справедливости. Много людей этому поверило, в том числе наша мелкая буржуазия. Если бы им кто-нибудь сказал, что коммунисты, когда придут к власти, у них заберут их магазинчик, они бы голосовали по-другому. То же самое наши крестьяне, они и не подозревали, что придет коллективизация, и у них отберут землю. Хочется сказать, что люди, включая самых богатых, в 1945 году искренне приветствовали Красную армию. Для них это были освободители, славяне… Никто не смотрел на советскую армию как на носителя революции или коммунизма. У большинства чехов не было в 1945 году никакого личного опыта с коммунизмом или Советским Союзом.

Нельзя забывать о том, что коммунистический режим сильно менялся на протяжении сорока лет. Пятидесятые годы, которые Чехия прожила при сталинизме, ничем не похожи на конец восьмидесятых (даже несмотря на то, что в Чехословакии, по сути, не было ни перестройки, ни гласности). В пятидесятые Чехословакия была ближе всего к «шестнадцатой республике Союза». Чехословакия тогда принимала даже самое страшное, что в Советском Союзе было, а именно политические процессы. Чешские товарищи оказались хорошими учениками, они повесили даже первого секретаря компартии Сланского. Тогда мы хотели буквально все делать так, как это делали в Советском Союзе. К примеру, по советскому образцу были введены одиннадцатилетние школы, и принята вся система ученых степеней. Но это еще не так интересно. Знаете ли вы, что знаменитая пражская футбольная команда «Спарта» с 1953 по 1965 называлась «Спартак»? Остравская команда «СК Слезска» была тогда же переименована в «Баник», что в переводе означает «шахтер». Ян Рыхлик помнит и другие примеры:

Ну да, в начале пятидесятых президент Готтвальд и правительство Запотоцкого действительно старались, чтобы все было как в Советском Союзе. Если по радио передавали чехословацкий гимн, то всегда и сразу следовал гимн Советского Союза. Из рассказов бабушки помню, что в трамваях каждый день расклеивали какую-то букву русского алфавита, чтобы все люди постепенно выучили кириллицу. Если по праздникам вывешивали чехословацкий флаг, то рядом висело советское (не красное, а именно советское) знамя. В шестидесятых годах уже было по-другому. А в семидесятые и восьмидесятые годы, в период так называемой «нормализации», то есть после оккупации Чехословакии, коммунистические власти и вовсе не хотели лишний раз напоминать о том, что у нас как в Советском Союзе. Наоборот, они пытались сказать людям «вот видите, вы хорошо живете, чего вы тогда еще хотите?»

Ян Рыхлик считает, что даже в пятидесятые годы чешские политики говорили одно, а думали другие. Вот что писал в своей книге воспоминаний видный партийный деятель Зденек Млынарж (кстати, однокурсник Горбачева, и в 1968 одних из главных представителей «социализма с человеческим лицом).

Млынарж пишет о своей учебе в Москве, и вспоминает один интересный эпизод: в Москву приехал тогда уже президент Антонин Запотоцкий. В чехословацком посольстве организовали закрытую встречу, и Запотоцкий сказал студентам «вы же видите, какая здесь жизнь, вы бы ведь не хотели так жить». Однако публично ни один чешский или словацкий политик такое бы ни за что не сказал".

В самом начале нашей программы мы говорили о том, что чехи и русские высказывали свои настоящие мнения только дома на кухне. Исходя из слов Яна Рыхлика можно сделать вывод, что также себя вели даже и многие представители чехословацкой партийной верхушки. Трудно представить, что Брежнев дома шепотом говорил, что он не верит в социализм. В квартирах пражской элиты такое было возможно…

Идеология была одна и та же. Вопрос в том, сколько людей верило в эту идеологию. Я сомневаюсь, что у нас вообще были такие люди. В семидесятые и восьмидесятые годы я таких людей не встречал. Тогда наша коммунистическая партия хорошо знала, что не имеет никакой поддержки. Они и не пытались никого убедить, они знали, что это невозможно. Они хотели, чтобы люди сидели тихо, и больше ничего не требовали. Режим Гусака говорил прямо: где-нибудь у себя или даже в пивной говорите, что хотите. Вы только не лезьте в политику. Чем вы будете заниматься в своей частной жизни, это ваше дело. А мы вам обеспечим хороший стандарт. В пятидесятые Гусака бы за такую политику исключили из партии. Впрочем, его и правда тогда исключили из партии и посадили… В шестидесятые годы Хрущев в СССР, и у нас Новотный заявляли, что «еще наше поколение будет жить при коммунизме». Тогда был популярен анекдот, что «я этого не боюсь, у меня рак…». Но в семидесятых коммунисты сказали, что эта идея идеологически неверна. Да, коммунизм будет, говорили они, но только в отдаленном будущем. Теперь у нас реальный социализм, объявили они.

Как же выглядел этот реальный социализм? Опять же в сравнении с советским развитым социализмом? Елена Врабелова переехала в Чехословакию в 1983 году.

Каждый, кто тогда сравнивал Советский Союз и Чехословакию, в первую очередь говорили о том, что в магазинах, что здесь, то есть в Чехословакии, можно купить все. Мы помним, как советские туристы ходили, скупали буквально все и вывозили вещи чуть ли не тюками. В 1983 году, когда я приехала, сразу увидела, что здесь можно спокойно купить вещи, с которыми в Союзе возникали большие проблемы. По сравнению с Союзом, местные магазины были просто переполнены. Это создавало абсолютно другую атмосферу. Раньше ведь у людей, живущих в Советском Союзе, возникало много стрессовых ситуаций, ссор, конфликтов только из-за того, с какими трудностями им приходилось доставать самые необходимые вещи.

У Гаянэ Хановой есть подобные воспоминания.

Я могу говорить только о восьмидесятых. Надо представлять, что тогда было в Советском Союзе. Мы тогда шли к тотальному дефициту. Речь не шла только о дефиците свободы, а о реальном бытовом дефиците. Мой первый приезд в Прагу стал для меня коллосальным событием. Для меня это была крутая заграница, хотя сравнивать было практически не с чем, до этого я была только на автобусной экскурсии в Венгрии. Даже внешний вид чешской столицы поражал, сохранившаяся историческая архитектура, множество вывесок (это сейчас кажется, что тогда все было убого и серо). Приезжая из Москвы, вы на все смотрели другими глазами. Первые две недели я настолько робела, что казалось, что я даже не смогу войти в магазин. Помню смешной эпизод: на Вацлавской площади я увидела магазин: "Мясо, колбаса". Витрина этого магазина была вся увешанная этими изделиями, всякими колбасками, сосисками, сардельками. Я вынула фотоаппарат и сфотографировала, чтобы показать в Москве, что такое в принципе возможно. В Москве в ГУМе тогда стояли километровые очереди за какими-то югославскими сапогами.

Справедливости ради, стоит добавить, что некоторые вещи специально привозили из Советского Союза. То есть, в Чехословакии тоже был определенный дефицит, в том числе на советские товары!

Да, действительно, что-то было из СССР. Нас, например, просили привезти швейную машинку «Калинка» или телевизор «Рубин». В Чехословакии тоже был дефицит, но только на отдельные товары и некоторые из них выпускала советская промышленность. Но сравнивать ситуацию в целом было невозможно. Советский Союз однозначно проигрывал, особенно что касается продуктов питания.

Тоже странно. Если послушать чехов и словаков, их воспоминания о тех временах, то они будут очень красочно и с удовольствием рассказывать, что того не было, и то нельзя было купить. Они будут говорить об огромных очередях. Это надо понимать так, что по сравнению с советским дефицитом чешские перебои в снабжении были ничем?

Да, здесь действительно чего-то не хватало, или скорее время от времени появлялось на прилавках. Я это тоже помню. У меня был маленький ребенок, и свекровь говорила: надо покупать стиральный порошок, слышала, что не будет! И мы правда бежали и покупали стиральный порошок, потому что его может не быть. А потом фасоль, может она и не исчезла, но ходили упорные слухи, что ее будет мало и надо купить впрок. Значит, был дефицит на отдельные вещи, которые и так в принципе можно было достать или без которых можно было жить. Так, чтобы не было ничего или по талонам, как тогда в Советском Союзе, такого здесь не было. Поэтому люди восторгались, когда приезжали и видели, что можно купить колбасу, много мяса, йогуртов… Но когда люди приезжали с Запада, они, в свою очередь, рассказывали, какие прилавки там. Это я тоже помню.

Чехословакия все таки не была шестнадцатой республикой Советской Союза. Несмотря на все заявления о дружбе, обе стороны держали дистанцию. Если задаться вопросом, отличался ли чехословацкий от советского социализма, то можно ответить, что не очень. В Чехословакии мы видели просто немного более благоустроенный вариант. Однако чехи привыкли сравнивать свой уровень жизни не с русскими, а с немцами и австрийцами. Это естественно, до Вены от чешских границ всего полчаса езды. А по сравнению с Германией или Австрией, Чехословакия жила как бедный родственник. Но жизнь не измеряется только материальным достатком. Свободы не хватало людям одинаково и в Праге, и в Москве, и в Братиславе, и в Ленинграде. В ноябре 1989 года чехи и словаки вышли на демонстрации не потому, что хотели получить колбасу или телевизоры лучшего качества. Они хотели перемен, они хотели по-своему распоряжаться своей жизнью. Это желание исполнилось. И у чехов, и у русских, и у всех остальных народов Восточной Европы. А вот чем отличаются новый чешский и российский капитализм, это уже тема для другой программы.

Начало перестройки в СССР оказало непосредственное влияние на Чехословакию. Возможности, открытые либерализацией в СССР, были использованы сторонниками реформ в Чехословакии. Прологом «бархатной революции» стала разрешённая властями студенческая демонстрация 17 ноября 1989 года, закончившаяся разгоном и массовыми арестами участников. Реакция на них последовала почти мгновенно — по стране прокатилась волна демонстраций протеста, в организации которых важную роль сыграл созданный в Чехии 19 ноября «Гражданский форум», одним из лидеров которого был Вацлав Гавел.

На территории Словакии также была создана аналогичная общественная организации — «Общественность против насилия». Кульминацией деятельности оппозиции стал многотысячный митинг протеста в Праге. Результатом этих событий стала мирная капитуляция коммунистического правительства и формирование нового коалиционного правительства. Данные события вошли в историю как «бархатная революция». Президент Гусак подал в отставку. 29 декабря 1989 года Федеральное собрание избрало своим председателем А. Дубчека, а президентом Чехословакии — В. Гавела.

20 апреля 1990 года государство было переименовано в Чешскую и Словацкую Федеративную Республику (ЧСФР). С территории страны были выведены части Советской Армии. В июне 1990 года в ЧСФР были проведены первые с 1946 года свободные выборы в парламент, на которых кандидаты от «Гражданского форума» и «Общественности против насилия» одержали победу, получив 170 из 300 депутатских мандатов. Гавел и Дубчек были переизбраны на свои посты. В Чехословакии началась глубокая трансформация политической системы.

Переговоры между представителями Чехии и Словакии по поводу разграничения властных полномочий в рамках федерации начались в конце лета и продолжались до осени 1990 года. Их результатом стало подписание конституционного акта о передаче основных полномочий республикам.

В марте 1991 года начался раскол двух крупнейших общественных движений Чехии и Словакии, которые выступали движущей силой «бархатной революции». На основе «Общественности против насилия» образовалось Движение за демократическую Словакию (ДЗДС), которое выступало за продолжение процесса разделения двух республик. Раскололся и «Гражданский форум» в Чехии. Его преемником стала Гражданская демократическая партия (ГДП), выступившая за скорейшее проведение экономических реформ. В июне 1991 года переговоры между представителями Чехии и Словакии возобновились, однако ещё до их завершения чешские и словацкие политики стали склоняться к варианту «развода» двух республик.

В июне 1992 года состоялись всеобщие выборы. ДЗДС во главе с Владимиром Мечиаром получило большинство голосов в Словакии, а ГДП — в Чехии.

Премьер-министр Чехии Вацлав Клаус, представитель победившей в Чехии «Гражданской демократической партии», и премьер-министр Словакии Владимир Мечиар открыли переговоры по поводу будущего Чехословакии. Клаус и Мечиар придерживались различных политических и экономических стратегий реформирования. К концу августа 1992 года правительства Чехии и Словакии приняли решение о прекращении существования ЧСФР. 1 сентября 1992 года Национальный совет Словакии утвердил конституцию независимого государства. 25 ноября федеральный парламент с перевесом в три голоса принял конституционный закон о прекращении существования государства Чехословакия, в котором определялось время мирного «развода» двух государств — 31 декабря 1992 года.

Чехословакия была образована на территории Австро-Венгрии. Славянские народы годами страдали от притеснений со стороны австро-венгерской короны, что было причиной частых волнений и выступлений. После начала в 1914 году Первой Мировой войны участники славянских национально-освободительных движений особенно активизировались и стали налаживать связи со странами Антанты. Одним из таких борцов был и чех Томаш Масарик, создавший проект объединённого независимого государства чехов и словаков. Проект был поддержан не только этими народами, но и странами Антанты. Масарику и его соратникам также удалось создать вооружённые формирования — Чехословацкие легионы, которые получали снаряжение от стран Антанты и сражались против Австро-Венгрии.

После окончания войны в сентябре 1918 года чехи и словаки образовали своё независимое государство, президентом которого был назначен Масарик.

Процесс распада государства

В 1943 году чехословацкий президент Эдвард Бенеш, бежавший из страны после прихода нацистов, подписал договор о сотрудничестве и дружбе с СССР. После окончания Второй Мировой войны этот договор привёл к тому, что Чехословакия стала ориентироваться в своей политике, главным образом, на Советский Союз. К тому же руководство Чехословакии было благодарно СССР за помощь в восстановлении территориальной целостности страны после Мюнхенского сговора. Всё это привело к тому, что в Чехословакии утвердился социалистический режим.

Однако к концу 1980-х социализм в Чехословакии изжил себя, общество нуждалось в ликвидации этой системы. Одновременно с демонтажом социалистических институтов слабела и центральная власть. Всё чаще возникали трения между чешской и словацкой политическими элитами, каждая из которых решила взять курс на самоопределение.

В ночь с 31 декабря 1992 на 1 января 1993 в силу вступил закон о разделении страны и единая Чехословакия прекратила своё существование.

Распад Чехословакии стал своего рода феноменом, поскольку прошёл мирно, без кровопролитий и столкновений между сторонниками и противниками закона о разделении. События конца 1992 — начала 1993 года даже назвали «бархатным разводом», подчёркивая этим названием мирный характер разделения страны.








Чехословакия - государство в Центральной Европе, существовавшее в период с 1918 по 1992 г. (за исключением периода оккупации накануне и во время Второй мировой войны).
В начале существования двух государств СССР и Чехословакии дружественные отношения между ними не сложились.Сказывалась былая вражда после вооруженного конфликта между большевистской властью и чехословацкими легионами в период Гражданской войны в СССР. Чехословакия признала Советский Союз де-юре только 16 мая 1935 года.
14 марта 1939 г. Гитлер вызвал чехословацкого президента Эмиля Гаху в Берлин и предложил ему принять немецкую оккупацию Чехии. Гаха согласился на это и германская армия вторглась на чешскую территорию практически без какого-либо сопротивления (единственную организованную попытку сопротивления в городе Мистек предприняла рота капитана Карела Павлика).
15 марта 1939 года личным указом Гитлера Богемия и Моравия были объявлены протекторатом Германии. Евреи были изгнаны с государственной службы. Политические партии были запрещены, многие лидеры Коммунистической партии Чехословакии перебрались в Советский Союз. Словакия во главе с авторитарным союзником Гитлера Йозефом Тисо стала независимым государством, а вся Подкарпатская Русь была включена в состав Венгрии.
Советский Союз в это врем быстро признал новый статус и прекратил дипломатические отношения с чешскими представителями. Сотни чехословацких беженцев искали безопасность в Советском Союзе, но были отправлены в трудовые лагеря, кроме чехословацких коммунистов, которые бежали в Советский Союз вскоре после Мюнхенского соглашения.
В первые месяцы оккупации немецкое правление было умеренным. Действия гестапо были направлены преимущественно против чешских политиков и интеллигенции. Однако 28 октября 1939 года на годовщину провозглашения независимости Чехословакии чехи выступили против оккупации. Начались массовые аресты политиков, также были арестованы 1800 студентов и преподавателей. Все
университеты и колледжи в протекторате были закрыты, девять студенческих лидеров казнены, сотни людей были отправлены в концлагеря. Осенью 1941 года Рейх предпринял ряд радикальных шагов в протекторате. Премьер-министр Алоис Элиаш был арестован, а затем расстрелян, чешское правительство реорганизовано, все чешские культурные учреждения были закрыты. Гестапо
начало аресты и смертные казни. Была организована высылка евреев в концлагеря, в городке Терезин было организовано гетто.
После нападения Германии на СССР в июне 1941 года с участием двух словацких дивизий, советское правительство было первым, кто признал лидеров чехословацкого сопротивления в Лондоне в качестве союзного правительства и утвердил формирования чехословацких вооруженных сил из беженцев.
В 1943 году около 350000 чешских рабочих были депортированы в Германию. В пределах протектората вся невоенная промышленность была запрещена. Большинство чехов подчинились и лишь в последние месяцы войны вступили в движение сопротивления.
В декабре 1943 года в Москве был подписан договор о военном сотрудничестве с чехословацким правительством в изгнании.
С сентября 1944 по май 1945 года Красная Армия совместно с чехословацкими войсками освободили большую часть чехословацкой территории, а 9 мая 1945 года была взята и её столица Прага.
Поражение нацизма в 1945 г. привело к восстановлению чехословацкой государственности на прежней территории. Но Подкарпатская Русь вместе с частью словацкого Кралёвохлмецкого района (Чоп и окрестности) в этом же году были переданы УССР. В результате Советский Союз и Чехословакия в первый раз в своей истории получили общую границу.
Президентом вновь стал Бенеш. 4 июля 1947 г. кабинет министров Чехословакии проголосовал за план Маршалла. Но уже 7 июля премьер-министр Готвальд был вызван в Москву для объяснений. В это-же время проводилась политика депортаций - немцы и венгры были депортированы из страны. Экономическое положение страны ухудшалось, и большинство населения напрямую
связывало это с отказом от плана Маршалла. При поддержке СССР силу набрала Коммунистическая партия Чехословакии, пришедшая к власти в феврале 1948 г. Летом того же года ушедшего в отставку Бенеша (вскоре он умер) сменил коммунист Клемент Готвальд. В стране установился обычный восточноевропейский коммунистический режим, первые пять лет сопровождавшийся репрессиями по
образцу сталинских. Чехословакия попала в сферу влияния Советского Союза и девиз "С Советским Союзом навсегда!" - представлял сущность политики её коммунистического режима.
В двух следующих десятилетиях Чехословакия была самым верным союзником Советского Союза в Центральной Европе.
Некоторая либерализация была связана с почти одновременной кончиной Сталина и Готвальда в марте 1953 и затем - хрущёвскими реформами в СССР. Иногда дело доходило до беспорядков. 1 июня 1953 г. в чешском городе Пльзень рабочие заводов «Шкода» недовольные денежной реформой - отказались выйти на работу, и вместо этого - вышли на улицы. После мелких столкновений с полицией - в город были введены танки, и демонстранты были вынуждены разойтись.
С 1960 Чехословацкая республика стала называться Чехословацкой социалистической республикой (ЧССР).
С 1962 г. экономика страны находилась в перманентном кризисе. Медленный процесс десталинизации и низкий уровень жизни по сравнению с соседними западными странами привели к массовым требованиям реформ.
Осенью 1967 г. в Праге прошли демонстрации протеста против курса правительства. Было заменено руководство Коммунистической партии Чехословакии. Став 5 января 1968 первым секретарём ЦК КП Чехословакии, Александр Дубчек при поддержке сменившего Новотного героя Второй мировой войны президента Людвика Свободы инициировал ряд преобразований, направленных на существенную либерализацию и демократизацию существующего режима. Политика первого секретаря Дубчека завоевала поддержку широких слоёв населения страны. Одновременно началось преследование ортодоксальных кругов партии во главе с Новотным. Проходили митинги и демонстрации.
Западные журналисты, приезжавшие в 1968 в страну, восхищались непривычной ни для восточного, ни даже для западного блоков, атмосферой «свободы и солидарности», царившей в стране, называя Чехословакию «самой свободной страной Европы». Этот период получил впоследствии название "Пражская весна".
Такая ситуация вызывала опасения со стороны Советского Союза. "Они собираются сделать из страны что-то вроде Югославии, а затем - Австрии" - сказал Юрий Андропов. 18 августа 1968 совещание стран Варшавского договора осудило чехословацкое руководство, деятельность которого якобы «угрожала завоеваниям социализма». Под предлогом предотвращения контрреволюционного переворота, силы 5 стран - членов Варшавского договора (СССР, Польши, ГДР, Венгрии и Болгарии), заручившись поддержкой целого ряда видных общественных деятелей Чехословакии, подписавшихся под просьбой о введении войск для защиты социализма, 20 августа 1968 пересекли границу страны с целью сместить реформаторов в её руководстве. В считанные часы мощный 124-тысячный контингент
«дружественных государств» занял все ключевые пункты Чехии и Словакии. Дубчек фактически был задержан и вместе с остальными руководителями Чехословакии доставлен в Москву для переговоров.
На апрельском пленуме ЦК КПЧ (1969) Дубчек был отстранен от власти и заменён другим словаком - Густавом Гусаком, полностью лояльным к СССР. Примечательно, что напрямую Дубчеку обвинения в оппортунизме не предъявлялись, но он обвинялся в попустительстве «правооппортунистическим оппонентам». Из-за этих обвинений в 1970 Дубчек был исключён из Компартии Чехословакии и лишён статуса депутата. 7 ноября 1992 года Александр Дубчек погиб в автомобильной катастрофе.
С 1 января 1969 года в ЧССР было введено федеративное деление страны на Чешскую и Словацкую социалистические республики.
Последующие двадцать лет, когда страной руководил Густав Гусак, были ознаменованы политикой «нормализации» (политического застоя). Лозунг "С Советским Союзом навсегда!" был вновь введен, но репутация Советского Союза в Чехословакии существенно ухудшилась.
В 1989 коммунисты лишились власти в результате бархатной революции, а страну возглавил писатель-диссидент Вацлав Гавел c 31.12.1989 - последний президент Чехословакии и первый президент Чехии.

Предыстория [ | ]

В Чехословакии именно этнические (а точнее, конфликт национальных элит, а не населения - согласно опросу ), а не чисто экономические, причины привели к распаду государства. Межэтнические проблемы (в несравненно меньших масштабах, чем в СССР) дестабилизировали экономическую ситуацию в стране и привели её к распаду. Межэтнические трения в республике существовали всегда, поскольку настоящая автономия многочисленным меньшинствам в стране так и не была предоставлена. Поначалу (до 1945), однако, они проходили по линии славяне (чехи , словаки , русины) - неславяне (в первую очередь во вторую группу входили судетские немцы в Чехии и венгры в южной Словакии). Однако после депортации немцев после Второй мировой войны и значительной эмиграции венгров основные противоречия сместились в другую плоскость - между относительно однородной и более развитой Чешской СР (чей ВВП на душу населения на 20 % превосходил подобный показатель в более бедной Словакии) и Словакией. Тогда же чешские политики начали высказывать мнение, что Чехия обременена Словакией, куда уходят, как в прорву, налоговые поступления, а словацкие были раздражены тем, что находятся в унизительном положении в союзном государстве.

Накануне подписания соглашений о разделении республики, в сентябре 1992 года был проведён опрос населения Чехословакии об отношении к разделу страны. В Словакии за разделение страны было 37 %, против 63 %, в Чехии за 36 %, против 64 % .

Хронология событий [ | ]

По мере дестабилизации обстановки в Чехословакии, встал вопрос и о национальном самоопределении составляющих её республик. Поначалу было найдено чисто формальное компромиссное решение - писать официальное название страны как Чехо-Словакия (полностью - Чешская и Словацкая Федеративная Республика , ЧСФР), которое действовало в 1990-1992 годах. В целом, несмотря на явственную смену политико-экономического курса страны, большинство населения, и чехов , и словаков , было не готово к национальному самоопределению, что подтвердили результаты опроса, проведённого в то время . Тем не менее судьба страны оказалась в руках политиков, которые распорядились иначе. Отдельные жители приграничных областей с обеих сторон новой границы негативно относились к разделу страны



Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!