Уотергейтский скандал президент имя. Невыученный урок

Уотергейтский скандал президент имя. Невыученный урок

Началом Уотергейтского скандала принято считать 17 июня 1972 года. В этот день охранник отельного комплекса «Уотергейт» Фрэнк Уиллис в процессе рядового обхода помещений обнаружил на дверях штаб-квартиры кандидата от Демократической партии Макговерна пленку, которая мешала замку запираться. Уиллис сперва не придал находке значения и просто убрал пленку — однако она появилась вновь. Заподозрив неладное, Уллис вызвал полицию. На вызов приехала команда копов в штатском, известная в узких кругах как «Отряд бомжей» (The Bum Squad). Его члены одевались как хиппи и передвигались на обычной машине без специальных обозначений. Псевдохиппи проникли в помещение, не привлекая внимания, и задержали сразу пятерых подозрительных субъектов, у которых при себе обнаружились прослушивающие устройства, фотоаппараты, пленки и тысячи долларов наличными. Этот «инцидент» моментально стал известен широкой общественности, за него ухватились СМИ — ведь предвыборная борьба была в разгаре.

Этот кейс — один из самых громких в истории журналистики — закончился всем известным образом. Отставка Никсона, выглядящая как результат журналистского расследования, так поразила публику, что Уотергейтский скандал стал не только предметом изучения на журфаках, но и бездонным источником фактуры для художественных произведений — а также сплетен и неверных трактовок. Мы разобрали пять главных из них.

МИФ № 1: президента Никсона свергли журналисты The Washington Post

Как будет ясно из дальнейшего рассказа, пресса скорее способствовала развитию медийного скандала, чем ходу административного и уголовного расследования в отношении президента.

С самого начала Уотергейтского скандала репортеры The Washington Post Боб Вудворд и Карл Бернстайн получали информацию от высокопоставленного источника из спецслужб. Уже 20 июня 1972 года Вудворд впервые встретился с загадочной личностью по кличке Глубокая Глотка , который стал снабжать его секретной информацией о слежке за демократами.

1 августа в The Washington Post появляется заметка о сумме $25 000, которая была выплачена из средств предвыборной кампании Никсона одному из задержанных в «Уотергейте». 29 сентября там же о целом секретном фонде, созданном для слежки за демократами при деятельном участии генерального прокурора США Джона Митчелла.

Когда Бернстайн обратился к Митчеллу за комментариями, тот разразился угрозами в его адрес и заодно в адрес издателя The Washington Post Кэтрин Грэхэм. Недолго думая, Бернстайн опубликовал и угрозу. 15 сентября пятерым взломщикам (кураторы именовали их «водопроводчиками»), а также финансовому советнику Комитета по переизбранию Никсона (CRP) Г. Гордону Лидди и бывшему офицеру ЦРУ Ханту были предъявлены обвинения в заговоре, незаконной прослушке и взломе. В октябре 1972 года Бернстайн и Вудворд объявили , что ФБР установило связь между администрацией Никсона и уотергейтскими взломщиками.

Лидди и Хант принадлежали к близкому кругу Никсона — кольцо вокруг президента сжималось, и широкой общественности казалось, что ключевую роль в этом играли журналисты — а они фактически занимались публикацией «сливов» ФБР.

Спустя 30 лет Глубокая Глотка раскрыл : им оказался Марк Фелт — ни больше ни меньше тогдашний заместитель директора ФБР.

МИФ № 2: причастность Никсона ко взлому в «Уотергейте» была доказана


Everett Collection/East News

Ричард Никсон обращается к своему кабинету и сотрудникам Белого дома после ухода в отставку. Слева — Эдвард и Триша Никсон

На самом деле этого так и не произошло, хотя дуэт Вудворда — Бернстайна, безусловно, спровоцировал раскол в обществе и рост недоверия к Белому дому.

Даже государственный обвинитель Джеймс Нил был уверен, что президент Никсон не знал о готовящемся проникновении в логово демократов, подтверждение чему он видел в вопросе, который Никсон задал главе своего штаба Халдеману уже 23 июня: «Что за придурок это сделал?» В ходе следствия и судебных разбирательств непосредственно за вторжение в штаб демократов были осуждены пятеро «водопроводчиков» и два организатора — Хант и Лидди, но не было доказано, что они действовали с ведома Никсона.

Следствие получило свидетельства, что бригада «водопроводчиков» была создана с ведома президента еще в 1971 году — c целью остановить утечку информации о темных аспектах участия США во Вьетнамской войне. В числе их подвигов был взлом квартиры психиатра американского антивоенного активиста Дэниэла Эллсберга, которого клевреты Никсона, очевидно, намеревались шантажировать найденными материалами. Этот взлом ничего не дал команде Никсона, но стал еще одним гвоздем его в политической карьере.

Но вплоть до своей отставки 9 августа 1974 года Никсон так и не признался в организации уотергейтского взлома, а сменивший его на посту президента Джеральд Форд даровал ему полное помилование и таким образом остановил дальнейшее официальное расследование. Ричард Никсон умер 22 апреля 1994 года, будучи обладателем весьма противоречивой репутации, но в суде его причастность ко взлому доказана не была — и сам он тоже не признался.

МИФ № 3: материалы прослушки демократов в «Уотергейте» стали главной причиной падения Никсона


Bettmann/Capital Pictures/East News

На самом деле главной ошибкой Никсона была топорная попытка замять инцидент 17 июня — именно это после суда над непосредственными исполнителями Уотергейтского вторжения расследовали и ФБР, и специально созданный комитет при Сенате.

Чтобы разговорить свидетелей-взломщиков, суровый судья Джон Дж. Сирика (между прочим, республиканец) назначил им предварительные приговоры по 40 лет тюрьмы, подтверждая свое прозвище Джон Максимум. И уже 23 марта 1973 года судья Сирика зачитал перед судом письмо от одного из «водопроводчиков» — Джеймса Маккорда, в котором тот, в страхе от перспективы умереть в тюрьме, многозначительно намекал, что его заставили молчать о своих высокопоставленных покровителях.

Сирика с самого начала не верил Никсону и его команде и охотно возобновил расследование. Так началась горячая фаза скандала: оказывается, Белый дом замешан в покрытии и замалчивании преступления.

Уже 9 апреля 1973 года в New York Times появляется новость : Маккорд сообщил Уотергейтскому комитету Сената о крупных суммах, которые штаб Никсона выплачивал «водопроводчикам».

Дальше события развивались с головокружительной быстротой: в этом же месяце из показаний свидетелей стали вскрываться факты утаивания деталей взлома влиятельными советниками Никсона: Гарри Роббинсом Холдеманом, Джоном Эрлихманом и Джоном Дином.

Все трое были вынуждены покинуть посты (а впоследствии отбыть разные сроки заключения), а Дин — еще и начать сотрудничать со следствием. В числе прочего в своем 245-страничном докладе Дин признался , что многократно обсуждал с Никсоном способы замять дело — то есть воспрепятствовать правосудию, говоря юридическим языком. Теперь сенатскую комиссию больше всего волновал вопрос, насколько сам президент был в курсе взлома.

В самый неподходящий момент бывший секретарь Никсона Александр Баттерсфилд в прямом телеэфире на глазах миллионов изумленных американцев сообщил сенаторам о многодневной прослушке Овального кабинета, которая проводилась по приказу самого президента.

Для членов комитета, как и для миллионов американцев, стало очевидно, что эти пленки прольют свет на роль Никсона в заговоре.

Но президент Никсон отказался предоставлять пленки, а вместо этого велел генеральному прокурору Ричардсону уволить строптивого прокурора Арчибальда Кокса, который требовал их обнародовать. Возмущенный Ричардсон отказался подчиняться и ушел в отставку в октябре.

Цепная реакция расследований и отставок продолжалась, а 6 февраля палата представителей Конгресса постановила начать процедуру импичмента самого президента. Бюрократическая волокита тянулась до 5 августа 1974 года, когда уже Верховный суд потребовал предать гласности содержание пленок.

Как и ожидалось, кассеты оказались «дымящимся ружьем»: на них Никсон прямым текстом обсуждает с подчиненными способы замять щекотливое дело. В числе прочего он предлагал, чтобы сотрудники ЦРУ соврали следователям ФБР, что уотергейтский взлом был осуществлен в интересах национальной безопасности.

Кстати, на одной из записей советник Холдеман уверяет Никсона, что замести следы поможет его человек в ФБР по имени Марк Фелт (да-да, тот самый Глубокая Глотка, как выяснится позже).

Именно эти пленки, а не пленки прослушки «Уотергейта», стали главным доказательством виновности Никсона и одной из ключевых причин его падения.

МИФ № 4: знаменитая фраза вице-председателя комиссии Сената по расследованию Уотергейтского скандала Ховарда Бейкера «Что знал президент и когда он это узнал?» была обвинительной


Hulton Archive/Getty Images

29 июня 1973 года, после того как Джон Дин закончил свой чудовищный двухдневный доклад, очередь задавать вопросы перешла к сенатору от Теннесси Ховарду Бейкеру. Именно тогда Бейкер изрек свой исторический вопрос.

На самом деле Бейкер, как и многие члены комиссии, не преследовал цели любой ценой доказать виновность Никсона. Протоколы заседаний доказывают, что этот вопрос Бейкера — деятельного сотрудника никсоновской администрации и убежденного республиканца — имел целью показать, что Никсон не знал о готовящемся взломе. Свидетели не могли утверждать наверняка, что президент был в курсе затеи, и поэтому Ричард Никсон так и не понес уголовной ответственности, в отличие от многих своих соратников.

К слову, эта сакраментальная фраза обрела новую жизнь в 2016 году, в разгар Рашагейта — на этот раз либеральные журналисты адресовали ее Трампу уже в обвинительном ключе. Кстати, ситуация повторилась: доказать осведомленность или причастность нынешнего президента США к действиям российских хакеров так и не удалось.

МИФ № 5: расследование The Washington Post началось после того, как источник из ФБР Глубокая Глотка сказал журналистам: «Следуйте за деньгами»

Эта эффектная реплика — такой же благочестивый вымысел, как и весьма значительная часть оскароносного фильма об Уотергейте «Вся президентская рать». В вышеупомянутой статье The Washington Post за 29 сентября 1972 года сами сотрудники газеты говорят о «надежных источниках», которые снабжали их информацией о впечатляющих тратах на сомнительные цели из избирательного фонда Никсона.

В действительности Марк «Глубокая Глотка» Фелт никогда не произносил этого совета — хотя бы потому, что он и его коллеги из ФБР сами расследовали денежные траты Комитета по переизбранию президента Никсона («следовали за деньгами») и в нужные моменты сообщали о своих наблюдениях прессе.

Вообще история Уотергейта стала поп-культурным феноменом во многом благодаря книге «Вся президентская рать» авторства самого Карла Бернстайна и вышеупомянутому одноименному фильму, где он был соавтором сценария, а роли бесстрашных журналистов The Washington Post исполнили Дастин Хоффман и Роберт Редфорд. Порожденная экзальтированной фантазией сценаристов, фраза «Следуйте за деньгами!» появилась лишь в фильме, а затем разошлась как идиома, романтизирующая пытливый репортерский дух.

Но, как видно из вышеизложенного, расследование против команды Никсона осуществляло руководство американских спецслужб, поддержанное респектабельным консервативным судьей Джоном Сирикой и политическими элитами в Конгрессе. Американская властная система обнаружила достаточный иммунитет, чтобы противостоять макиавеллиевским методам никсоновской администрации, а история о борьбе самоотверженных журналистов-одиночек против могущественной репрессивной государственной машины оказывается на поверку очередной городской легендой.

8 августа 1974 года о своей отставке заявил президент Соединенных Штатов Америки Ричард . Он стал единственным хозяином Белого дома, досрочно и добровольно покинувшим свой пост.

Крупный американский политик, член Республиканской партии Никсон неоднократно участвовал в избирательных кампаниях. В 1952 и 1956 годах он шел на выборы как кандидат в вице-президенты страны в паре с , и оба раза их тандем побеждал. Находясь на второй по значимости в Соединенных Штатах должности, Никсон посещал Советский Союз и встречался с Никитой Хрущевым. В 1960 году он проиграл президентские выборы : таким образом, впервые во главе США встал католик. В 1964 году республиканцы сделали ставку на более правого Барри Голдуотера, но он проиграл .

В 1968 году Никсон вновь был выдвинут кандидатом от и на этот раз обошел и правого кандидата , и демократа Губерта Хэмфри. На президентском посту он стал активно проводить новую внешнюю политику.

Никсон объявил о «вьетнамизации» войны в Юго-Восточной Азии. К 1968 году там находились 550 тыс. американцев, при том что в стране постоянно проходили антивоенные акции. В июне 1969-го начался вывод войск США из этой страны. В 1971 году Никсон посетил Пекин в рамках нормализации отношений c Китайской Народной Республикой. Президент-республиканец был также сторонником разрядки в отношениях с Советским Союзом.

Однако параллельно с этими мерами Никсон начиная с 1970 года укреплял систему политической слежки.

Он опасался расширения антивоенных акций, боялся поляризации общественных настроений и призывал к усилению слежки за «радикалами и теми, кто протестует».

В июле 1970-го комитет по подготовке этих мер предлагал снять ограничения на тайные вторжения со взломом, прослушивание телефонных разговоров, перлюстрацию почты и внедрение информаторов в студенческие кампусы. Еще одним фактором, заставившим Никсона усилить политический сыск, стало появление в прессе утечек о подноготной вьетнамской войны из архива ушедшего в 1968 году в отставку министра обороны США . В июне 1971 года «Пентагоновские документы» появились в прессе. Борьба с утечками информации стала для важнейшей задачей.

В 1972 году Никсону предстояли выборы. Комитет по переизбранию президента создал специальную группу, которая начала заниматься политическим шпионажем. В июне 1972 года его объектом стала служебная квартира видного представителя Лоуренса О`Брайена. Там были установлены подслушивающие устройства.

А в ночь на 17 июня в ходе очередного тайного посещения апартаментов участники группы были арестованы. Все это происходило в гостинице «Уотергейт» в Вашингтоне, и это название стало нарицательным.

Сам по себе инцидент не вызвал никакого общественного отклика: избиратели посчитали его предвыборной перепалкой. Однако сразу после ареста начался процесс «противозаконного сокрытия фактов». От взломщика отмежевались и комитет по переизбранию, и Белый дом. Началось уничтожение улик. На пресс-конференциях Никсон говорил неправду о том, что «никто из аппарата Белого дома, никто из администрации не был вовлечен в этот очень странный инцидент».

Никсону удалось выиграть выборы. Более того, в конце 1972 года он закончил «грязную войну» во Вьетнаме. Но его авторитарные методы — создание «суперкабинета» правительства, чистки в спецслужбах — вызывали отторжение даже у однопартийцев.

На Капитолийском холме опасались «имперского президентства», и потому 7 февраля 1973 года там была сформирована комиссия по расследованию Уотергейтского дела.

Никсон недооценил силу оппозиции: 30 апреля 1973 года ему пришлось отправить в отставку часть своей администрации. Президент тогда сделал вид, что не уследил за незаконными действиями подчиненных.

В октябре 1973 года Уотергейт снова оказался в центре внимания. О нем снова заговорили, когда Никсон, воспользовавшись войной Судного дня на Ближнем Востоке, уволил прокурора, требовавшего выдачи пленок из Белого дома (на них могли быть записи разговоров Никсона об Уотергейте).

В результате конгресс принял законы, ограничивающие полномочия президента в части ведения боевых действий за пределами страны без объявления войны на срок, больший, чем месяц. Но главное, в стране началась кампания за импичмент Никсона.

Юридический комитет палаты представителей сформулировал обвинения: в начале августа 1974 года была опубликована расшифровка пленки, изобличавшая Никсона.

8 августа президент ушел в отставку. Вице-президент через месяц объявил о полном помиловании Никсона.

Часть исследователей убеждены, что арест непрошеных гостей в «Уотергейте» и предание этой истории гласности стали провокацией Центрального разведывательного управления (). Спецслужбы и Никсон были недовольны друг другом: в ЦРУ не одобряли курса президента на уход из Вьетнама и нормализацию отношений с Москвой и Пекином, а Никсон считал, что Лэнгли тратит слишком много денег.

Однако более популярная точка зрения среди историков и политологов заключается в том, что американская законодательная власть слишком испугалась президентского авторитаризма и дала делу ход.

Советская историография увидела в Уотергейте лишь «глубокий кризис буржуазной демократии» и «моральное разложение правящего класса». Однако глубокое осмысление внутренних причин, заставивших конгресс развернуть кампанию против Никсона, началось лишь в годы перестройки.

Само слово «Уотергейт» стало нарицательным и используется для обозначения политического скандала.

Суффикс «-гейт» стал прибавляться ко многим резонансным делам: например, дело о тайной продаже оружия в Иран в середине 1980-х годов стали называть Ирангейтом, а дело Клинтона и Моники Левински — Моникагейтом или Зиппергейтом (от слова «zipper» — «молния»).

Но Уотергейт стал не последним политическим скандалом, связанным со шпионажем. Работник в 2013 году раскрыл ряд секретных документов, касавшихся слежки и прослушивания коммуникационных устройств. Сноуден оказался в России, где получил вид на жительство на три года.

Использованная литература:
Геевский И.А. Мафия, ЦРУ, Уотергейт. М.: Изд-во политической литературы, 1980
Самуйлов С.М. Уотергейт: предпосылки, последствия, уроки. М.: Наука, 1991

9 августа 1974 года президент США Ричард Никсон, под угрозой импичмента, добровольно сложил с себя полномочия и ушел в отставку. Так завершился длившийся более двух с половиной лет скандал, получивший название "Уотергейт". Спустя 40 лет другой американский президент Барак Обама оказался замешан в ряде грандиозных скандалов. Недавнее раскрытие агентов спецслужб США, один из которых работал в ведомстве внешней разведки, а другой в министерстве обороны ФРГ, возмутило общественность и власти страны. Особенно на фоне скандала с "прослушкой" телефона Ангелы Меркель американским Агентством национальной безопасности, разразившимся год назад. Правительство ФРГ от представителя разведслужб США при американском посольстве покинуть Германию.

Сыплющиеся на Белый дом скандалы дали повод журналисту "PandoDaily" Дэвиду Сироте (David Sirota) сравнить Обаму с Никсоном. А известный политик из правительства Рейгана - Патрик Бьюкенен назвал Обаму "президентом, стоящим в сторонке". Вспомним, что Никсона журналисты прозвали "жуликоватый Дик".

И совсем недавно 38 журналистских организаций США обвинили Белый дом в политически мотивированном давлении на СМИ и ограничении доступа к информации. Авторы открытого письма к президенту Бараку Обаме считают ограничения формой цензуры и "попыткой контролировать то, что обществу дозволено видеть и слышать".

Все это дает основания вспомнить основные вехи "Уотергейта" - скандала, потрясшего и изменившего всю политическую систему США.

Инцидент

Эта политическая драма началась в Вашингтоне 17 июня 1972 года, когда полиция арестовала пять человек, проникших в помещение штаб-квартиры Национального комитета Демократической партии в гостиничном комплексе "Уотергейт". Помимо двух мини-микрофонов, при них был обнаружен набор отмычек и фомок, 5300 долларов наличными в стодолларовых купюрах с номерами, идущими подряд. При установлении личностей выяснилось, что один из арестованных, Джеймс Маккорд, - сотрудник избирательного комитета президента Ричарда Никсона, а в недавнем прошлом - сотрудник ЦРУ. Остальные четверо были кубинскими иммигрантами из Майами.

"Бригада слесарей", как эти люди называли себя, пыталась установить в штабе микрофоны для подслушивания, и по некоторым данным фотографировала документы политического конкурента Никсона - кандидата в президенты США от демократической партии Джорджа Макговерна.

Расследование дела, в котором "водопроводчики" пытались выдать себя за обычных грабителей, поручили специально созданной группе сотрудников ФБР, руководство которой доверили заместителю директора Федерального бюро Марку Фелту. О роли этого человека речь пойдет позже, а пока скажу, что все "пехотинцы" были осуждены и получили небольшие сроки заключения. К примеру, консультант Белого дома и тоже в прошлом агент ЦРУ Говард Хант был признан судом "техническим" организатором "прослушки" и провел в тюрьме 33 месяца.
Необходимо отметить, что происшествие в "Уотергейте" вначале никак не повлияло на политическую карьеру Ричарда Никсона, и в ноябре 1972 года он стал 37 президентом США.

Спустить на тормозах

Наиболее важной частью последовавших событий было не столько расследование действий "слесарей" в "Уотергейте", сколько усилия по раскрытию ответственности за политический шпионаж высших кругов республиканской администрации. "Уотергейтским делом" заинтересовалось руководство Конгресса, именно по его требованию специально был сведен независимый следственный орган. В фокусе расследования оказался Белый дом.

Президент Никсон попытался замять дело. Об этом свидетельствует звукозапись разговоров президента с главой аппарата администрации Бобом Холдманом. Однако впоследствии, когда президент по требованию Конгресса был вынужден передать пленку законодательному органу, кто-то стер 18 минут записи. Восстановить стертый фрагмент, как и установить виновника, так и не удалось. Однако и сохранившихся записей оказалось более чем достаточно.

В качестве примера приведем высказывание главы аппарата президентской администрации.

Холдман: "Теперь что касается расследования - знаете, эта история со взломом штаб-квартиры демократов. Мы оказались в сложной ситуации. ФБР не под контролем, потому что Грэй не представляет, как можно взять дело под контроль. Расследование уже продвинулось - они выяснили происхождение денег, установили банк".

В последующие дни Никсону и его помощникам пришлось еще не раз под микрофон обсуждать проблему. В этих беседах обсуждалась возможность прекращения расследования в интересах национальной безопасности. Никсон не хотел иметь к этому отношения - остановить ФБР в лице исполняющего обязанности директора Патрика Грэя должны были директор ЦРУ Ричард Хелмс и его заместитель генерал Вернон Уолтерс.

Необходимо отметить, что записи разговоров проводились по инициативе самого Ричарда Никсона.

Четвертая власть

В январе 1973 года начался суд над взломщиками, проникшими в "Уотергейт". Судебные слушания впервые транслировались по телевидению на всю страну. Масла в огонь подливали журналисты. Именно они порой находили нить, ускользавшую из рук официальных расследователей.

Серию сенсационных разоблачений сделали репортеры Боб Вудворд и Карл Бернстайн из газеты "Вашингтон пост", которые по итогам "уотергейтского скандала" написали две книги. Они читаются как детектив, особенно в той части, которая касается их контактов с добровольными информаторами. Один из них, получивший псевдоним "Глубокая глотка", снабжал журналистов ценными сведениями из администрации Никсона. Он делал все, чтобы сохранять свой контакт с журналистом в глубокой тайне. Предпочитал телефонные разговоры в ночное время, встречи в укромных местах вроде подземных парковок автомашин и пользовался условными обозначениями имен.

Американский исследователь Самюэль Хантингтон в докладе, составленном для созданной в 70-х годах Трехсторонней комиссии, писал: "В двух самых драматических внутриполитических конфликтах периода никсоновской администрации - конфликтах, вызванных публикацией документов Пентагона и "Уотергейтом", - органы массовой информации страны бросили вызов и нанесли поражение главе исполнительной власти. Пресса фактически сыграла ведущую роль в том, что до сих пор не удавалось ни одному отдельно взятому институту, группировке или комбинации институтов в американской истории - лишить своего поста президента, который был избран менее двух лет назад, добившись поддержки большинства, ставшего одним из самых значительных в американской истории".

Кстати, сам Ричард Никсон оценил деятельность четвертой власти против него.

"Из дальнейших слов Никсона было видно, что его сильно "допекала" резко враждебная кампания, ведущаяся против него лично в связи с "Уотергейтом" многими средствами массовой информации, в которых, сказал он, имели сильное влияние те же еврейские круги. "Есть все же нормы порядочности и элементарной благодарности, которые нельзя переступать". В заключение он просил передать Брежневу, чтобы тот не верил шумихе в американской прессе о его отставке или импичменте. "Я остаюсь в Белом доме до конца своего срока. Я человек упрямый и на ветер слов не бросаю", - подчеркнул Никсон", - пишет в своих мемуарах "Сугубо доверительно" бывший посол СССР в Вашингтоне Анатолий Добрынин.

Маховик раскручивается

Несмотря на твердое желание Никсона сохранить свою власть, скандал продолжал набирать обороты. На судебном процессе виновными в различных правонарушениях был признан 21 человек, среди которых были ближайшие советники президента, генеральный прокурор США и финансовый директор предвыборной кампании Никсона. Параллельно по инициативе демократов начался ряд разбирательств деятельности других чиновников республиканской администрации.

В апреле 1973 года подал в отставку упомянутый ранее глава управления делами президента Боб Хэлдеман. По "собственному желанию" уволились советник президента по внутренней политике Джон Эрлихман и генеральный прокурор США Ричард Клейндинст. Через год все трое были признаны виновными в сговоре с целью противодействовать расследованию уотергейтского инцидента и получили различные сроки заключения. В июле 1973 года сенатский комитет выяснил, что в Овальном кабинете велась запись всех разговоров Никсона, в том числе тех, которые непосредственно касаются происшествия в гостиничном комплексе "Уотергейт".

В феврале 1974 года Палата представителей США постановила начать процедуру импичмента Никсона и затребовала записи разговоров. Никсон отказался, Верховный суд США потребовал выдать пленки прокуратуре. 5 августа 1974 года Никсон обнародовал несколько пленок с записями. Из них стало известно, что Никсон был вовлечен в укрывательство преступления и на протяжении двух лет лгал о своей неосведомленности.

Вот как вспоминает о последующих событиях Анатолий Добрынин: "В 9 часов вечера Никсон выступил с заявлением об уходе с поста президента США. Его выступление по телевидению и прощание со служащими Белого Дома перед отлетом на вертолете было, несомненно, одним из самых драматических моментов во всей послевоенной политической истории Америки.
На эти события Брежнев быстро откликнулся личным письмом только что ушедшему президенту.

"Хотел бы от себя лично и моих коллег, - писал он, - выразить Вам в эти дни добрые чувства по поводу плодотворного сотрудничества и того духа взаимопонимания, которыми были отмечены наши совместные усилия, направленные на улучшение советско-американских отношений и оздоровление международной обстановки… Шлем наилучшие пожелания Вам, Вашей супруге и всей Вашей семье. С уважением, Л. Брежнев".

Никсон тоже обратился с последним посланием к Брежневу. "Оставляя пост президента США, я шлю Вам личный прощальный привет. Я оставляю этот пост с чувством гордости по поводу того, что Вы и я много сделали для преобразования отношений между нашими странами и тем самым добились огромных свершений для дела мира во всем мире…. Выражаю Вам свои наилучшие пожелания процветающего будущего для Вас лично и для великого народа СССР. Искренне Ваш, Р. Никсон, 12 августа".

Последняя тайна

Как гласит русская народная пословица "Шила в мешке не утаишь", даже если шило будет очень тупым, а мешок очень толстым. В 2005 году стало известно настоящее имя "Большой глотки", который "сливал" молодым репортерам "Вашингтон пост" информацию из Белого дома. Им оказался уже упомянутый заместитель директора ФБР Марк Фелт. Известные американские журналисты Боб Вудвард и Карл Бернстайн подтвердили громкое заявление Фелта о том, что он действительно являлся их источником информации.

По мнению многих исследователей "Уотергейта", на должностное преступление - раскрытие тайны следствия - его подтолкнули личные интересы и желание занять пост директора ФБР. Боязнь получить срок за разглашение служебной тайны вынудила его столько лет хранить молчание. В декабре 2008 года Марк Фелт в возрасте 95 лет скончался в калифорнийском хосписе.

Так почему же "Уотергейт" до сих пор, несмотря на громкие скандалы с коррупцией и нарушением прав человека, в США считается символом злоупотреблений властью на самом высоком уровне? Как повлиял этот скандал на американское общество?

- "Уотергейт" ознаменовал переломный момент в истории американской журналистики. Если раньше на репортерское поприще вступали в основном энтузиасты газетного дела, не особенно мнившие о себе и о своей социальной значимости, то после "Уотергейта" в школы журналистики хлынули честолюбивые идеалисты, жаждущие сражаться за прогрессивные идеи и разить консервативных драконов. Журналисты перестали быть "измазанными чернилами бедолагами", обитающими где-то в полупочтенных низах общества, и преобразились в светских грандов, властителей судеб, вершителей истории, - пишет в своей работе "Преступление века" Виктор Вольский.

Уотергейтское дело — это громкое расследование злоупотреблений администрации американского президента, происходившее в 1972-74 годах. Уотергейтский скандал связан с именем президента США Ричарда Никсона. Следствием было установлено, что высшие круги республиканской администрации занимались политическим шпионажем, погрязли в коррупции и не гнушались наиболее грязных методов в достижении своих целей.

Истоки Уотергейтского скандала

Республиканец занял свой высокий пост в 1968 году. Его президентство принесло Америке немало побед: Никсону удалось блестяще урегулировать ряд важных внешнеполитических вопросов. Однако методы Никсона, используемые во внутренней политике, стали причиной падения 37-го президента США.

Одним из первых мероприятий Никсона на новом посту была организация собственной тайной службы. Она занималась прослушиванием телефонов политических оппонентов президента, просмотром их почты и даже иногда проводила несанкционированные обыски. Для людей Никсона не существовало недоступной информации и запретных способов её получения. Они прибегали к подкупу, шантажу и запугиваниям. Периодически агенты президента сталкивались с другой могущественной силой — ФБР и ЦРУ. Между службами регулярно происходили противоречия и конфликты.

События июня 1972 года

В июне 1972 года (за несколько месяцев до начала президентских выборов) в отеле «Уотергейт», где находилась штаб-квартира Национального Комитета Демократической партии США, было арестовано пятеро мужчин. Они прокрались в отель ночью, взломав входную дверь. Вызвавший полицию охранник сначала решил, что имеет дело с грабителями, но прибывшие на место стражи правопорядка обнаружили у арестованных несколько странные для простых воришек предметы. Помимо отмычек, у задержанных были фотоаппараты, звукозаписывающая аппаратура, записные книжки с телефонами некоторых высокопоставленных чиновников-республиканцев и крупная сумма денег. В дальнейшем оказалось, что четверо арестованных были кубинскими эмигрантами, а пятый — сотрудником избирательного Комитета Никсона. Задержанные пытались выдать себя за обычных грабителей, однако, эта версия казалась весьма сомнительной.

Расследование

Сначала расследованием этого запутанного дела занимался заместитель главы ФБР Марк Фелт. По версии следствия, главной целью взломщиков были документы главного политического противника Никсона — демократа Джорджа Макговерна. По мере того как Фелт, находил всё новые и новые факты, ему чинили всё больше препятствий. Позже, когда стало понятно, что все ниточки ведут к Белому дому, а раздражение в обществе дошло до своего предела, Сенат США принял решение создать независимый следственный орган. Так в начале 1973 года появился специальный Уотергейтский комитет.

Сначала Белый Дом попытался выставить пятерых взломщиков обычными грабителями, однако, эта версия не выдерживала никакой критики. Специалисты, обследовавшие штаб-квартиру демократов, обнаружили в ней множество прослушивающих устройств. Помимо этого выяснилось, что услуги взломщиков были оплачены комитетом по переизбранию Никсона.

Летом 1973 года следствию стало известно, что по указанию самого Никсона в Овальном кабинете была установлена аппаратура, записывающая все разговоры президента. Игнорируя требования комитета, Никсон более года скрывал эти записи от следователей. Когда плёнки всё же были получены, оказалось, что часть информации стёрта. Однако было достаточно и того, что имелось. Так, на одной из плёнок был обнаружен разговор Никсона и главы президентской администрации — Боба Холдмана. Они обсуждали необходимость замять скандал, связанный со взломом штаб-квартиры демократов. Помимо этого, на плёнках содержался материал, обличавший высокопоставленных представителей республиканской партии в коррупции и злоупотреблениях своим служебным положением.

В результате на скамье подсудимых оказался 21 человек, включая главного прокурора США и одного из директоров избирательного комитета Никсона. По инициативе представителей демократической партии разбирательства затронули многих высокопоставленных республиканцев. Последовал целый ряд скандалов и громких увольнений.

Итоги

Сначала Уотергейтский скандал никак не сказывался на политической карьере Никсона. Он выиграл президентские выборы 1972 года. После того как следствие подобралось вплотную к Белому Дому, Никсон постарался замять громкое дело. Он до последнего пытался избежать ответственности за Уотергейтскую историю и воспрепятствовать правосудию. Никсон отказывался подчиняться суду, ссылаясь на то, что является главой исполнительной власти, а также предпринял попытку уволить прокурора, занимающегося этим делом.

Уотергейтский скандал стал причиной отставки президента Никсона. В начале 1974 года началась процедура импичмента, однако, Никсон сложил свои полномочия добровольно, не дожидаясь решения Сената. Тюрьмы бывшему президенту удалось избежать, благодаря своему преемнику — Джеральду Форду, который провёл амнистию. Непосредственные исполнители — пять человек, вторгшихся в «Уотергейт», — получили небольшие сроки.

Уотергейтский скандал и общественное мнение

В прессе Уотергейтский скандал наиболее полно освещали двое журналистов «Вашингтон Пост» — Боб Вудворд и Карл Бернстайн. Молодые люди провели своё расследование и сумели найти приближенного к президентской администрации осведомителя (спустя 30 лет выяснилось, что этим человеком был сам Марк Фелт). Многие исследователи признают, что наибольший вклад в расследование Уотергейтского скандала внесла именно пресса.

За транслируемыми по телевидению судебными заседаниями следила вся Америка. Рейтинг Никсона резко упал. Население открыто поддерживало импичмент, по стране прокатилась целая волна митингов и демонстраций. А само слово «Уотергейт» стало в американской прессе и культуре символом грязной политической игры и попрания конституции.

Контекст

Аркадий Смолин, специальный корреспондент РАПСИ

Сорок лет прошло с начала Уотергейтского скандала. Те события настолько опередили свое время, что термины для описания сути свершившейся тогда правовой революции мы получили только сегодня: после расцвета и заката Wikileaks, после превращения арабских Facebook-революций в тактику уличного террора на улицах Лондона. Это был не столько первый президентский импичмент, сколько победа политики деанонимизации и превращение СМИ в "народную милицию".

2011 год имеет все предпосылки, чтобы войти в историю в качестве новой инкарнации 1968-го: года революций, молодежных бунтов и агонии устаревших форм власти. Первое, что бросается в глаза - недееспособность действующих правовых механизмов, начиная от европейской стратегии мультикультурализма и толерантности, заканчивая националистическими и авторитарными практиками Ближнего Востока.

Остров относительной социальной стабильности и спокойствия за рубежом наблюдается разве что в США, где даже угроза дефолта так и не спровоцировала пока заметного повышения уровня протестной активности. В отличие от Европы, за океаном обсуждение важных проблем общества происходит без уличных эксцессов. Таким образом, единственная правовая система, в очередной раз продемонстрировавшая свою эффективность - это "Уотергейтская формула".

Что же, собственно, она собой представляет?

Диктатура прозрачности

Результатом расследования журналистов Washington Post Роберта Вудворда и Карла Бернстайна можно назвать запрет на секретность - "диктатуру прозрачности". Целая череда событий 1969-1974 годов, в ряду которых Уотергейтский скандал стал самым раскрученным, но далеко не самым важным, коренным образом изменил форму взаимодействия власти с обществом, незаметно воплотив в реальность мечту Джулиана Ассанжа уже через год после его рождения.

Первое знаковое событие, связанное с "Уотергейтом", произошло 13 июня 1971 года, когда газета New York Times опубликовала украденные из Пентагона секретные документы. Через несколько дней ее инициативу поддержала Washington Post, а следом и многие другие газеты.

Из публикаций стало очевидно, что администрации всех американских президентов от Гарри Трумана до Линдона Джонсона систематически искажали публичную информацию о военных операциях США в Юго-Восточной Азии. В частности, стало известно, что Лаос и Камбоджа были намеренно втянуты в войну американцами.

Кроме того, выяснилось, что и "Тонкинский инцидент" 2 августа 1964 года, когда американские корабли столкнулись с торпедными катерами флота ДР Вьетнам, был заведомо спровоцирован Белым домом и Пентагоном.

Через два дня после публикации "бумаг Пентагона" Федеральное правительство обратилось в Верховный суд с просьбой о приостановке публикации. Однако суд счел недостаточными доказательства необходимости такой меры.

Результатом решения судей стало нынешнее широкое толкование конституционного положения о свободе слова: в частности, отсутствие состава преступления в действиях СМИ, публикующих переданные им третьими лицами материалы.

Есть версия, что именно этот судебный прецедент позволил изменить арсенал межведомственных войн. Суть происшедшей перемены наглядно иллюстрирует разница между методами устранения двух президентов США: Джона Кеннеди и Ричарда Никсона.

Не вдаваясь в конспирологию, отметим тот факт, что на основании этого судебного прецедента год спустя вице-президент ФБР Марк Фелпс избрал журналистов Washington Post в качестве орудия для ликвидации набирающей силу службы тайной разведки Никсона. Вместе с самим президентом.

Сегодня в этой истории, наконец, может быть поставлена точка. Правовая норма, созданная прецедентными решениями ВС США по публикации "досье Пентагона" и уотергейтских переговоров Никсона, окончательное оформление получает спустя ровно сорок лет. В конце июля этого года Федеральный окружной суд Вашингтона удовлетворил иск историка Стэнли Катлера. В заключении суда говорится, что показания Никсона представляют историческую ценность и поэтому не должны храниться в тайне .

Впрочем, правительство США может оспорить решение суда. Администрация президента Барака Обамы выступала против обнародования показаний Никсона, в том числе из-за соображений конфиденциальности. Однако, судя по всему, перспективы апелляции весьма условны. Ведь развязкой именно Уотергейтского скандала стало аннулирование судом привилегии исполнительной власти.

Важно отметить также, что показания, о которых идет речь, Никсон дал перед судом присяжных после своей отставки в Калифорнии в 1975 году. Протоколы заседаний с участием присяжных заседателей, как правило, не раскрываются. Теперь гриф секретности будет снят и с этих материалов.

Поскольку американские законы имеют прецедентный характер, теперь вполне можно говорить, что в США официально почти не осталось секретной информации (реально скрываются только детали военных операций). Решение суда лишило властей всех известных формальных способов утаить важную информацию от общества.

Таким образом, важной составной частью "формулы Уотергейта" стало применение на практике "презумпции виновности" в отношении объекта журналистского расследования.

Впрочем, нынешнее решение суда можно считать законодательной формальностью. О союзе ФБР и СМИ всем стало все окончательно известно еще шесть лет назад, когда 90-летний ветеран ФБР Марк Фелт признался, что он был тем самым агентом "Глубокая глотка", что сливал информацию СМИ во время скандала Уотергейта.

Считается, что таким способом он сводил счеты с Никсоном, назначившим после смерти Эдгара Гувера главой ФБР не Фелта, которого все считали его наследником, а Патрика Грея - человека из президентского окружения, имеющего связи с ЦРУ. Вполне возможно, ведь ФБР и ЦРУ тогда находились в самой острой фазе войны, к тому же существует множество свидетельств, что Никсон собирался максимально ослабить ФБР, сделав ставку на разведку.

Очевидно одно: переход на игру в открытую был вынужденным шагом руководства ФБР после раскрытия досье Медия. И только этот факт и имеет значение для общества и для укрепления независимости судебной системы.

Два выстрела в Большого брата

В ночь на 8 марта 1971 года небольшая группа самодеятельной "комиссии по расследованию деятельности ФБР" проникла в помещения филиала бюро в пенсильванском городе Медия. Добытые там секретные документы ФБР через несколько дней удалось опубликовать в журнале.

Из этих документов общество узнало, что в течение многих лет ФБР занималось тайным контролем за поведением и умонастроениями граждан. В 60-е годы бюро усилило внимание к борцам против расовой дискриминации и противникам войны во Вьетнаме. Наибольшее возмущение вызвал тот факт, что ФБР не ограничивалось слежкой, перейдя на тактику провокаций, имевших тяжкие последствия для их жертв.

Когда политика тайной угрозы ("Большого брата") была окончательно дискредитирована, ФБР, перешла на модифицированную, еще более тотальную, но и парадоксальным образом абсолютно правовую, "политику утечек", широкий пиар которой с сорокалетним опозданием сделал Ассанж.

Вместо контроля над коллективным разумом, было отдано предпочтение направлению его в нужное русло путем системы намеков и провокаций. Вместо тайного уничтожения грозящих нацбезопасности тенденций - их обнажение, "десакрализация" тайны подпольных и подковерных врагов.

Для выхода в публичное пространство спецслужбам и понадобились СМИ. С тех пор в западной прессе появилось устойчивая форма определения особого статуса журналиста как "эксперта по национальной безопасности". Принципиальное значение для правового здоровья общества имеет тот факт, что почти никто из таких журналистов давно уже и не скрывает свои задачи литературно оформлять информацию спецслужб, требующую легализации.

Это вовсе не значит, что СМИ используются для войны компроматов. Напротив, предоставление всем заинтересованным политическим акторам пространства страниц прессы для обнародования обвинений и подозрений, превратило СМИ в альтернативный, общественно-моральный, суд.

При этом отбор и проверка достоверности информации превращает журналистов в помощников (по исполняемым функциям - практически "советников") судебной системы. Так, например, эксперт по национальной безопасности газеты Washington Times Билл Гертц отмечает, что дважды перепроверяет, когда берет информацию из спецслужб. "Мы также стремимся исключить, чтобы спецслужбы, выдав нам какие-то данные, достигли таким образом своих специфических целей. Также запрещается выдавать дезинформацию американской прессе".

Впрочем, вряд ли инициатива Фелта превратилась бы в тенденцию, да и просто была бы успешно реализуема без законодательной поддержки. Его правовой базой стал принцип "добросовестной ошибки". Право СМИ на нее признал в 1964 года Верховный суд США. Он постановил, что общественные деятели, желающие предъявить иск о клевете, должны не только доказать, что опубликованные сведения были ложными, но и что редакция либо знала об этом, либо опубликовала их, проявив "грубое пренебрежение" к вопросу об их достоверности или ложности.

С помощью "добросовестной ошибки" СМИ получили право на публикацию как журналистских расследований, так материалов сторонних источников.

А в 1969 году было принято прецедентное решение, разрешившее публиковать даже те высказывания, в которых содержатся абстрактные призывы к насильственному свержению правительства. Как постановил Верховный Суд, подобные публикации должны обеспечиваться защитой при условии, что они не приведут к непосредственной угрозе применения противоправных действий.

Если "добросовестная ошибка" была поощрением публикации версий, то второе решение ВС США уже было не чем иным, как легализацией права журналистов на предъявление обвинения. СМИ фактически стали независимым институтом следствия. Получив статус полноценного помощника суда, СМИ превратились в низовой орган власти - нечто вроде "гражданской милиции" (права граждан на самостоятельное расследование преступления и предъявление обвинения в суде), о потребности в которой так настойчиво говорили у нас во время реформы МВД.

Правовая война спецслужб

Публикация "бумаг Пентагона" показала возможность практического применения этих законов. Однако Никсон предпринял попытку "правовой контрреволюции". Президент приказал сформировать при Белом доме специальную секретную службу. В подразделение, известное под названием "водопроводчики" (они действовали под видом сантехников) вошли его ближайшие советники и помощники. Первым их заданием было найти и наказать виновных в утечке информации из Пентагона.

Задача была решена довольно быстро. Главным виновным оказался доктор Дэниэл Элсберг, сотрудник Национального Совета Безопасности, консультант по "вьетнамским делам" шефа внешнеполитического ведомства Генри Киссинджера. Элсберг не стал дожидаться неминуемого ареста и сам предстал перед судом, который оставил его на свободе под залог в 50 тысяч долларов. Вскоре после этого дело Элсберга развалилось ввиду серьезных процессуальных нарушений: суду стало известно, что телефонные разговоры обвиняемого незаконно прослушивала команда "водопроводчиков".

По словам американских исследователей, Никсон был одержим манихейским мышлением "враг-друг", которое сделало для него допустимым приравнивание легитимной оппозиции к экстремизму. Так, например, в 1970 году Никсон одобрил широкомасштабный план по подрыву движения против войны с помощью ФБР и ЦРУ.

Есть вполне обоснованные предположения, что "водопроводчики" могли стать основой для новой разветвленной сети особо секретной разведки, которая повязала бы все политически влиятельные силы, предоставив авторитарный контроль над ними в руки президента. Если бы не Уотергейт, "водопроводчики" вполне могли бы вырасти в американское "Штази".

Разрушить этот проект можно было только с помощью грандиозного скандала, переустройства правовой системы страны, чтобы предотвратить аналогичные прецеденты в будущем.

Как известно, 17 июня 1972 года (за четыре месяца до президентских выборов) в штабе кандидата в президенты от Демократической партии Джорджа Макговерна, расположенном в вашингтонском комплексе "Уотергейт", были задержаны проникшие в отель путем взлома пятеро мужчин в деловых костюмах и резиновых хирургических перчатках.

Они настраивали подслушивающую аппаратуру и, по некоторым данным, фотографировали внутренние документы штаба демократов. Помимо двух "жучков", при них были обнаружены набор отмычек и 5300 долларов наличными в стодолларовых купюрах с идущими подряд номерами.
До сих пор не доказана связь именно этого инцидента с администрацией Никсона. Известно только, что у президента действительно имелись пленки с нелегально записанными переговорами демократов, но та "прослушка" заведомо не имела отношения к отелю "Уотергейт". То, что президент распорядился произвести эту акцию, которую его пресс-секретарь классифицировал как "третьеклассный взлом", или хотя бы узнал о ней, является маловероятным.

Исследователь Роберт Геттлин писал: "С точки зрения предстоящих в ноябре выборов это преступление вообще было лишено всякого смысла. Никакой такой секретной информации про соперников "жучки" не могли дать: к середине июня демократы еще не избрали своего кандидата в президенты, готового бросить вызов Никсону. Да и все опросы общественного мнения свидетельствовали: кто бы ни оказался соперником Никсона, он будет разбит в пух и прах".

Косвенным подтверждением формальной невиновности Никсона является и его реакция на инцидент. Президент поначалу не придал значения аресту, вернулся в Вашингтон из отпуска лишь спустя день, после того как газеты сообщили, что арестованный Говард Хант связан с Белым домом.

Лишь почти неделю спустя, 23 июня, между Никсоном и начальником его аппарата Бобом Холдеманом состоялась серия записанных на пленку бесед, на которых Никсон называет Уотергейтскую историю "дымящимся пистолетов" (smoking gun - американская идиома означающая бесспорную улику). И далее обговаривает, как "в интересах национальной безопасности" воспрепятствовать расследованию при помощи ЦРУ и ФБР.

Помощникам президента удалось быстро локализовать проблему. Никсон легко, с огромным преимуществом, выиграл выборы. То, что скандал все-таки принял национальные масштабы, стало результатом активности двух репортеров Washington Post Боба Вудворда и Карла Бернстайна.

Действительно, Никсон, скорее всего, не заказывал прослушку "Уотергейта", однако общественность интересовал не только факт правонарушения, но и реакция президента и его штаба. Донести до общества такую информацию в доступном виде могли только профессиональные журналисты при поддержке спецслужб.

В этот момент на свет и появилась на свет та самая "уотергейтская формула". СМИ превратились в гражданский орган, контролирующий в интересах общества деятельность властей. А спецслужбы утвердились в роли гаранта национальной безопасности и жизнеспособности конституционных норм, никому лично не подконтрольного, однако абсолютного прозрачного.

Законодательно новое положение спецслужб было оформлено в 1975 году, когда сенат создал комиссию, которая поставила руководителей ЦРУ в подчинение сразу обеим палатам парламента США. С тех пор президент США не может отдать разведке ни одного приказа без ведома и одобрения сената.

Последний шпионский роман

Но роль дирижера Уотергейтского скандала единолично принадлежала Марку Фелту. Он совмещал сразу четыре функции: организовал скандал, официально его расследовал, тайно сливал информацию, внутри ведомства разыскивал себя как "предателя".

"Правовая революция" в американском обществе происходила по классическим канонам шпионских романов. О том, что информатором "Глубокая глотка" является Фелт, не знал даже партнер Вудворда по расследованию Бернстайн, только он сам. Фелт и Вудворд договорились не созваниваться и не встречаться прилюдно - только в подземном гараже в Арлингтоне после условного сигнала.

Вудворд сообщал о потребности во встрече, передвигая цветочный горшок на своем балконе. Когда встреча требовалась Фелту, Вудворд получал New York Times, на 20-й странице которой был нарисован циферблат со стрелками, указывающими час свидания. Вудворд добирался до Арлингтона, поймав на улице такси, на полпути оставлял машину, ловил другую, последние несколько кварталов до места встречи добирался пешком.

Симптоматично, что арестовывать взломщиков приехал не обычный наряд полиции, а агенты в штатском. Согласно официальной версии, у ближайшего патрульного экипажа в момент вызова не оказалось бензина, после чего сигнал переадресовали следующей машине, в которой оказались сотрудники под прикрытием. Поэтому у машины не было сирены, что и позволило застать взломщиков врасплох.

Конечно, вся эта история чересчур напоминает стандартную провокацию ФБР (за которые бюро подверглось общественной обструкции после публикации материалов Медия). Однако все эти "подставы" оказались бы бесполезны, если б президент отреагировал в рамках закона. Организованная Фелтом провокация только высветила его противоправную модель поведения. Это была кампания не столько против конкретного президента Никсона, сколько против политики сокрытия информации.

Развязка Уотергейта

В январе 1973 года начался суд над взломщиками, проникшими в "Уотергейт". В марте была сформирована сенатская комиссия по Уотергейту, и судебные слушания стали передаваться по телевидению на всю страну. Вряд ли скандал имел был такое значение в истории страны, если бы не реакция общества на него. Считается, что хотя бы одно заседание посмотрели 85% американцев. Они активно выражали свое недовольство поведением президента. Тем самым независимая судебная система получила ощутимую поддержку политически активной части общества.

Журналистское расследование раскрыло имена госчиновников, которые под угрозой уголовной ответственности рассказали о существовании аудиозаписей, подтверждающих причастность администрации президента к Уотергейтскому скандалу.

Никсон упорствовал в нежелании предъявлять следствию имеющиеся у него пленки даже после 6 февраля 1974, когда Палата представителей США постановила начать процедуру импичмента.

Никсон сделал ставку на привилегию исполнительной власти, однако эта привилегия оказалась бездейственна против конституционно-правового обвинения президента в "измене родине, взяточничестве или других преступлениях и проступках". В июле 1974 Верховный суд единогласно определил, что у президента нет таких привилегий, и приказал ему немедленно выдать пленку прокуратуре.

Однако еще за четыре месяца до этого решения Никсон фактически сам похоронил свою политическую карьеру. В апреле 1974 года Белый дом решил предпринять контрнаступление, опубликовав содержащую 1200 страниц искаженную копию разговора. Этот документ окончательно настроил американское общество против президента. Разочарование граждан вызвали нестыковки с ранними высказываниями Никсона, но еще больше их шокировал тон общения в Белом доме, криминальный образ мышления.

Реакция общества фактически приравняла выбор маргинального лексикона государственными лицами к реальным преступлениям и правонарушениям. Такая реакция выглядит вполне оправданно, ведь психологами к тому времени уже было доказано, что употребление определенного лексического инструментария предопределяет выбор поступков. Если дать человеку в руки молоток - он будет искать гвоздь, ручку - листок бумаги, а если позволить ему говорить матом - он начнет искать, кого унизить, уничтожить.



Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!